Галина ХОВАНСКАЯ: «Взнос на капремонт — серьезнейшая политическая ошибка»

Гвардейск ул.Горная, д.10

Депутат Госдумы и эксперт по жилищному законодательству — о самой громкой социальной истории этого лета
05.08.2015 Теги: власти, жкх, налоги

В №79 «Новой» мы начали рассказ о новом финансовом институте, который формируется в логике тощих лет: если минеральные ресурсы перестали приносить сверхприбыль, пора вспомнить о собственном населении. Речь идет о взносах на капитальный ремонт, которые теперь ежемесячно взимаются по всей стране. Казалось бы, ну что за сумма — от 2 до 15 рублей за квадратный метр? Но в пересчете на общую площадь получаются уже сотни и тысячи в минус семейному бюджету, а в пересчете на страну — десятки и сотни миллиардов рублей. Очевидно, главными бенефициарами схемы станут банки, где фонды капремонта будут размещать «временно свободные средства» — на пять, десять, а то и на 30 лет.

Депутат Галина Хованская рассказала «Новой» о том, почему введение платы за капитальный ремонт жилых зданий обернулось массовым недовольством граждан, каковы перспективы судебных разбирательств по этому вопросу и как можно минимизировать риски, связанные с опасностью «финансовой пирамиды» на основе фондов капремонта.

— Согласно российскому закону «О приватизации», первый капитальный ремонт дома после приватизации должен осуществляться за счет государства. Введением нового взноса власти фактически отказываются от своих обязательств?

— В целом похоже, но не совсем так. Что буквально говорится в законе «О приватизации»? В 16-й статье: за бывшим наймодателем (то есть за государством, так как муниципалитетов на тот момент не было) сохраняется обязанность производить капитальный ремонт дома в соответствии с правилами его содержания, эксплуатации и так далее, если на момент приватизации жилого помещения дом нуждался в капитальном ремонте.

Так что это правило распространяется далеко не на все дома, но в любом случае, я считаю, что эта норма была, мягко говоря, некорректно переиначена в Жилищном кодексе, и в свое время я против этого выступала. Суды, к сожалению, руководствуются именно этой нормой, а не разъяснениями Верховного суда, по которым потребность в ремонте оценивается на момент приватизации вашего жилого помещения.

Исходя из простых арифметических действий несложно сообразить, что в зависимости от подхода цифры могут очень различаться. Допустим, я приватизирую квартиру в 1993 году, а вы — в 2014-м. И будут абсолютно разные суммы, а это совершенно несправедливо.

Была попытка вообще изъять из закона норму о государственном ремонте — к счастью, она не прошла, но минимизировать свои обязательства государству все же удалось.
Но если граждане из таких домов обращаются в суд, то они, как правило, выигрывают. Верховный суд признал старые обязательства государства, и только затем уже собственник несет бремя содержания своего имущества. По моим оценкам, в среднем около 10% жилищного фонда нуждается в капитальном ремонте по невыполненным еще обязательствам.

— После введения взноса на капремонт ежемесячный платеж по ЖКХ для москвичей в среднем вырос примерно на 1000 рублей. Насколько это серьезная сумма для семейного бюджета в условиях сокращения реальных доходов населения?

— Я считаю, что это серьезнейшая ошибка властей. Политическая, социальная — можно смотреть на нее как угодно. Объясню почему. При активном участии высших должностных лиц в Жилищный кодекс были введены предельные индексы увеличения оплаты по коммунальным услугам. Это плата за воду, газ, электричество, отопление и т.д. Максимальный рост был ограничен этими индексами на федеральном уровне. Для Москвы он был установлен чуть выше среднероссийского — 10% по сравнению с 9,3%.

Так вот, по Москве плата за коммунальные услуги с 1 июля была увеличена на эти 10% — это уже сумма, хоть и не такая смертельная, как новый взнос. К платежке в среднем прибавилось около 300 рублей. А дальше — есть ведь еще жилищные услуги, к которым в том числе относятся затраты непосредственно на содержание и текущий ремонт дома. В соответствии с ЖК плата за жилищные услуги устанавливается жильцами на общем собрании по предложению управляющей организации. Если жильцы этого не делают, то за них это делает власть.